Галерея Льва Ильича Табенкина

Опасный образ жизни

Из интервью Саймона Хьюита, историка искусства, для проекта «Охотничьи игры»

Париж 5 мая 2008 год

Никогда не забуду свою первую встречу с восьмедесятниками. Это было 14 ноября 2007 года в Лондоне. Я был на выставке, проходившей в галерее "Mayfair", и оказался одним из первых пассажиров, прибывших на станцию Святого Панкраса нового железнодорожного вокзала Евростар, известного своей восхитительной сверкающей стеклянной крышей. 

«Я всегда стремился идти по своему пути, - рассказывает Лев Табенкин. - Никогда не ассоциировал себя с восьмидесятниками, так же как и мой отец, не относивший себя к поколению шестидесятников. Его работы абсолютно отличались по стилю от других художников периода 1960-х годов».

Возможно, это было потому, что Илья Табенкин провел около 10 лет в тюремном заключении за так называемое преступление - передачу картин другу, находящемуся в ГУЛАГе.

Илья Табенкин не поддерживал идею сына стать художником. «Он всегда считал, что жизнь художника слишком трудна, и не хотел, чтобы я последовал его примеру и сделал тот же выбор», - поясняет Лев Табенкин. Когда Лев попытался показать свои работы в 1980-х представителям Запада, он получил предупреждение от КГБ: «Продолжай в том же духе со своими антисоветскими художествами, товарищ, и у тебя точно возникнут проблемы».

Табенкин воспринимает коммунизм как «трагический эпизод, который, будем надеяться, скоро сотрется в памяти русского народа. Россия - это не коммунизм! Подлинная Россия - это наша история, наши люди, наша Великая культура - культура Мусоргского и Достоевского».

Вслед за популярным аукционом Sotheby's, проходившим в Москве в 1988 году, где были представлены работы обоих Табенкиных, картины Льва экспонировались в США, Париже и Германии. Поначалу он даже вынашивал идею об эмиграции в Израиль, но «вскоре мы стали свободными... После 1990 года жизнь стала совершенно другой: появилась возможность путешествовать, открывать для себя новые музеи и новых художников». Лев вспоминает, что всегда пытался показать в своих работах настоящую российскую действительность и «понял тогда, что это возможно, только если живешь в России».